НОВЫЕ ЗАПИСИ 

ПОИСК 

НЕЗЫГАРЬ



Политологический анализ современной практики информационных операций свидетельствует о стремительном развитии и диверсификации новых форм и методов вооруженной борьбы невоенного характера (гибридные, информационные, торговые войны и т.д.), которые оказывают возрастающее влияние на политические и геополитические процессы мир-системы.

Эксперты констатируют, что изменился и сам характер ведения действий: войны стали сетевыми или сетецентричными, в которых принимает участие разветвленный набор акторов разного уровня (транснациональные корпорации, общественные организации, наркокартели, частные военные компании и др. агенты политического влияния), а значение информационной и технологической составляющей в этих процессах неуклонно нарастает.

Современные информационные войны и цветные революции переживают период стремительной гибридизации: они становятся комплексными, вбирают в себя опыт и «лучшие практики» других видов борьбы, тем самым приспосабливаясь к различным форматам и условиям ведения политической борьбы.

Появление в 2019 г. в Венесуэле новой технологии организации государственных переворотов (т. н. Венесуэльского прецедента), сочетающей в себе организацию массовых протестов (по майданному сценарию) «снизу» с активной психологической «обработкой» окружения лидера страны «сверху», на годы вперёд определило направление эволюции всех «цветных» технологий.

Политолог Андрей Манойло отмечает, что к этим технологиям добавились технологии связи и координации протестных групп, выработанные в ходе «цветной революции» в Гонконге (в 2019–2020 гг.), технологии конфликтной мобилизации под неполитическую повестку, впервые апробированные в ходе «электромайдана» 2015 г. в Армении, а также технологии организации протестующих масс в «рой» (наподобие пчелиного, обладающий большей мобильностью, чем просто агрессивная толпа), некоторые элементы которых, возможно, впервые были опробованы при организации протестов в Москве (до и после выборов в Мосгордуму 2019 г.) и в Хабаровске (2020 г.).

В этих же условиях информационные операции окончательно перестают быть только «агрессивными информационными кампаниями» и становятся оперативными комбинациями, в которых на передний план выдвигается оперативно-агентурная и оперативно-розыскная работа, сочетаемая с использованием новых методов управления сознанием и поведением граждан.

По оценкам политолога Андрея Манойло в сфере организации госпереворотов, в которой ранее доминировали технологии цветных революций наметился откат к прежним схемам «дворцовых» переворотов и мятежей, в которых главу государства отстраняют от власти, договорившись с людьми из его ближайшего окружения, а массовые протесты и беспорядки, организованные по канонам цветных революций, разворачиваются исключительно для отвлечения внимания действующей власти (на «негодный объект»).

Мода на цветные революции прошла, определив «закат» идей Дж. Шарпа: в Боливии и Венесуэле в 2019 г. эти технологии уже не имели самостоятельного значения. В определённом смысле исключением из этого правила стала общественно-политическая ситуация в Белоруссии прошлого года, в которой внешне хорошо различимые и идентифицируемые «цветные» технологии госпереворота тоже подверглись гибридизации, став «точкой сборки» для «лучших практик» организации цветных революций на постсоветском пространстве.

Общая схема организации цветной революции в Белоруссии 2020 г. точно копирует киевский майдан 2013–2014 гг. (но без самого майдана – постоянно действующего лагеря). Технологии связи и координации протестных групп взяты из Гонконга 2019–2020 гг., а технологии конфликтной мобилизации под неполитическую повестку заимствованы у ереванского «электромайдана» 2015 г.

Общая схема государственного переворота при этом является точной копией «Венесуэльского прецедента» – технологии организации госпереворота в Венесуэле в 2019 г. Собственно белорусского в минских протестах немного: своя аутентичная символика, фактическое отсутствие майдана (который можно было бы блокировать, накрыть и разогнать) – он теперь мобилен и перемещается с толпами протестующих, посредством нового средства протестной коммуникации– Telegram-каналов.

Попытка переворота в Белоруссии – это не цветная революция, а верхушечный («дворцовый») переворот, в котором лидера страны должны сместить свои же ближайшие друзья и соратники, предварительно обговорив все детали с организаторами смены режима – с США.

Формат цветной революции, по мнению исследователей, в Белоруссии носит формальный характер, который нужен только для отвлечения внимания. Этим технологиям А. Лукашенко пытается противопоставить метания, «стендап» и практику импровизаций, а Россия –«дипломатию сожалений» - констатирует политолог.

Источник: https://t.me/russica2/39851

https://t.me/russica2/39877